Рецензия

Лабиринты сознания и дорога к счастью: обозревательница Мария Леонова рассказывает «Литературно» про серию книг «Омикроника» Анатолия Белоусова.

Поэт и прозаик Анатолий Белоусов называет свою книжную серию «Омикроника» литературно-эзотерическим квестом. Обозревательница Мария Леонова рассказала «Литературно», почему это квест, что в нем эзотерического и какая награда ждет читателей в конце последней книги.  

«Омикроника» Анатолия Белоусова состоит из ряда самостоятельных произведений: рассказы, повести, стихи и миниатюры в стиле Даниила Хармса, крупные романы и даже популярно-научный эзотерический трактат. Цикл состоит из четырех книг: «Соло на Витгенштейне», «Евангелие от Морфея», «Плерома» и «Омикрон». Каждую из них можно читать саму по себе, однако только серия целиком дает понимание авторского замысла и всех философских смыслов, скрытых за остросюжетной фабулой. На поверхности тексты Анатолия Белоусова воссоздают знакомую атмосферу девяностых со всеми характерными типажами: бандитами, наркоманами, делягами-заправилами, обнищавшими интеллектуалами и охотницами за богатством. С другой стороны, сюжеты и сам стиль их изложения лишены рациональной логики и переносят нас в мир сновидения или измененного сознания. Подобные произведения характерны для периода перелома: вспомним известные перестроечные фильмы ― «Небеса обетованные» Рязанова или «Город Зеро» Шахназарова. Так, например, один из героев сборника «Соло на Витгенштейне» на время перевоплощается в свое альтер эго, проживая как бы две параллельные жизни, а другой ― перемещается из тела в тело, сохраняя индивидуальную память.

Создавая свой художественный мир, Анатолий Белоусов прибегает к приему сквозного сюжета, который в истории мировой литературы встречается довольно часто ― от Бальзака до Дэна Брауна. Герои перемещаются из одной книги в другую, чтобы встретиться в общей точке сборки ― «Плероме». Более того: первую и последнюю книги серии автор пишет под именами своих персонажей ― Ивана Хлюпова и Александра Тагеса. Так создается эффект книги внутри книги: литературные герои как бы создают собственные произведения, отражающие познанную ими метафизическую суть. И подобные игры с читателем автор применяет во всевозможных вариациях: например, сопровождая главы подлинными и вымышленными эпиграфами, дополняя сюжет философскими вставками или создавая (в «Плероме») эффект «Игры в классики» Хулио Кортасара ― раскидывает главы в произвольном порядке, а в финале дает ключ к их верной последовательности. В повести «Уроборос» разыгрывается сценарий постапокалиптической революции: распределение праведников и грешников в ад и рай оказывается не концом, а лишь началом истории, в которой одни не желают мириться со своим угнетенным положением, а другие оказываются неспособны удержать полученные привилегии. Таким образом автор высмеивает фаталистическое мировоззрение, выступая с позиций, что каждый человек ― хозяин своей судьбы, а добро и зло, как свет и тень, не существуют друг без друга.

В столь же сюрреалистическом пространстве оказываются и герои романа «Евангелие от Морфея». Переживая, казалось бы, знакомые всем чувства: любовь, ревность, разочарование, они живут и действуют в несуществующем городе ― как будто спят и видят происходящее в дремлющем сознании, где бог сновидений Морфей диктует свое «Евангелие» ― о сущности любви и смерти. Фантазийное пространство «Евангелия от Морфея» разворачивается также в сопроводительной повести «Лабиринт», в которой поднимается тема бессмертия и всплывает мотив равновесия бытия ― как добро не возможно без зла, так и жизнь обесценивается без ее завершения: «Если смерти больше нет… жизнь изрядно подешевела».

Лейтмотив всей «Омикроники» ― поиск равновесия: как в окружающем мире, так и в душах персонажей. Любовь побеждает смерть, бессмертие обесценивает жизнь, а личное противостоит общественному. Последний мотив ― противостояние личности и общества ― рассматривается в эзотерическом боевике «Плерома»: «Социум… поглощает индивидуальность без остатка», ― говорит один герой. «Без социума немыслима никакая индивидуальность», ― возражает другой. Одна из основных метафор Белоусова ― лабиринт. Герои блуждают в поисках смысла, который у каждого свой, который меняется на новом витке времени, который трудно понять, но можно почувствовать. Весь этот литературный квест подводит к финальному трактату «Омикрон», где автор дает ключи не то чтобы к разгадке, а, скорее, к переосмыслению места человека во Вселенной: выводит нас из лабиринтов замкнутого сознания к свету в конце тоннеля ― во внешний мир, к другим людям, к любви. Так, «Омикроника» Белоусова ― это попытка воплотить в художественной форме идею дороги к счастью, которое ищут все, но находят немногие.

Партнёрский материал

 

Читайте «Литературно» в Telegram и Instagram


Это тоже интересно: 

Книги января: живые картины и чумные ночи


По вопросам сотрудничества пишите на info@literaturno.com