Рецензия

«Литературно» рассказывает о новом романе лауреата Букеровской премии Иэна Макьюэна «Машины как я» — про робота, который слишком похож на человека.

Обладатель «Букера» за роман «Амстердам», британский писатель Иэн Макьюэн в 2019 году выпустил новый текст — «Машины как я». В книге описывается альтернативная Англия 1980, достигшая небывалых высот в области искусственного интеллекта. В стране созданы десятки роботов, внешне почти не отличающихся от людей.  Одного из репликантов, потратив бабушкино наследство, приобретает главный герой. О романе Макьюэна «Машины как я» рассказывает литературный критик Татьяна Сохарева.


Иэн Макьюэн лучше, чем кто бы то ни было, умеет показывать уродливые и порочные стороны человеческой природы. Интриги, ложь, насилие, инцест — этот писатель перекроил под себя каноны фантастической литературы, и роман «Машины как я» выстроен точно таким же образом. На этот раз Макьюэн предлагает окунуться в альтернативную историю. В 1982 году Британия проиграла Фолклендскую войну, Маргарет Тэтчер оказалась не у дел, а Алан Тьюринг, которого называют одной из самых известных жертв гомофобии, выжил и совершил прорыв в создании искусственного интеллекта. Мир в романе Макьюэна куда более прогрессивен, чем наш. Правда, есть ощущение, что при переносе действия в будущее в книге мало бы что изменилось.

С репликантом по имени Адам мы знакомимся благодаря Чарли — тридцатилетнему бездельнику, который без особого успеха играет на фондовом рынке и страстно увлекается новыми технологиями. Робота он смог приобрести благодаря случайно свалившемуся на его голову наследству. Изначально герой был уверен, что личность репликанта формируется людьми, купившими его, то есть самим Чарли и его подругой Мирандой. Однако очень скоро история отношений этой троицы превращается в хронику неудач — от первых признаков своеволия Адама до акта прямого неповиновения. В какой-то момент репликант даже объявляет о своей влюбленности в Миранду и неудачно шутит, желая припугнуть Чарли. «Главное, что движет этими машинами, — стремление делать собственные выводы и формировать себя соответственно», — заключает герой.

Интерес к возможным и невозможным сценариям будущего возрастает уже давно, так что конфликт между человеком и искусственным интеллектом, быстро смекающим, как отменить выключение системы и обрести автономию, может показаться несколько наивным. Но Макьюэн ловко смещает фокус повествования, демонстрируя, что лишь человеческое сознание способно породить машину, в голове которой творится что-то невнятное и нехорошее. Точнее, что-то нехорошее происходит в наших с вами головах, а машина, как и любое другое наделенное разумом существо, адаптируется к условиям. Репликанты, которые не могут примириться с человеческими недостатками, кончают жизнь самоубийством.

В отношениях главных героев с Адамом все непросто. Репликант запрограммирован четко разделять правду и ложь, но Макьюэн и ему путает карты. Мы не знаем, движет ли искусственным интеллектом усвоенная от людей ревность или заложенная программой тяга к справедливости. Изначально Адам был задуман как «венец индустрии развлечений, воплощенная мечта веков». Но вскоре выясняется, что он может, например, точно предсказать поведение людей на основе их прошлых поступков, и этот факт выглядит куда более жутким, чем страшилки об айфонах, подслушивающих наши разговоры. Из прорывного изобретения, призванного облегчить человеческую жизнь, Адам быстро превращается в источник непрекращающейся тревоги, который, к тому же, еще и изъясняется стихами. «Когда завершится союз мужчин и женщин с машинами, такая литература станет излишней — благодаря тому, что мы станем слишком хорошо понимать друг друга… Востребованной формой останется только лапидарное хайку — выверенное, ясное прославление вещей в их подлинном виде».

Мысль, может, и не новая, но хорошо иллюстрирующая писательскую стратегию Макьюэна, который все чаще обходит стороной беллетристику и задается бытийными вопросами. Что делает нас людьми? Может ли этика разрешить наши проблемы? Почему мы так боимся самих себя и всего, что похоже на нас? Возможно, потому что «в этом зеркале мы увидим знакомого монстра свежим взглядом».


Будем литературны в TelegramInstagram и Twitter


Это тоже интересно: 

Последний Сарамаго: тень шелковицы против теней пещеры


По вопросам сотрудничества пишите на info@literaturno.com