Обзор

Илл.: goldvoice.club

В последний день сентября поэты, журналисты и книжные блогеры традиционно рассказывают «Литературно» о самых интересных художественных новинках месяца.

Яшка Казанова говорит о книжке-успокойке выходного дня от израильского писателя Йоава Блума, а Читатель Толстов — о ярком дебюте Камилы Шамси в России. Разумеется, не обошлось без нового Пелевина и первой части «Наполеонова обоза» Дины Рубиной. Эти и другие новинки месяца — в обзоре «Литературно».

ТАЙНЫЕ ВИДЫ НА ГОРУ ФУДЗИ

Как всегда, в начале осени мы читаем новый роман Виктора Пелевина — за долгие годы это стало почти такой же традицией, как покупать подарки к Рождеству. В основе сюжета — история пресыщенного жизнью бизнесмена Феди, который решает воспользоваться услугами стартапера Дамиана, предлагающего счастье на любой вкус. А также бывшей Фединой одноклассницы Тани, разочарованной в жизненной сансаре. Одни критики разглядели в романе яркий антифеминистский посыл, другие — напротив, очень даже феминистский. Но в любом случае в книге Пелевина появился значимый женский персонаж — а это что-то новое.

Сергей Шпаковский, книжный обозреватель:

— Новый Пелевин — все тот же старый Пелевин. Виктор Олегович опять рассказывает о буддизме и бизнесе в одном флаконе. Только к этому прибавляются лесбиянки с феминистками, стартаперы с инвесторами и другие жители пелевинских Фудзей. И все для того, чтобы продать как можно больше счастья. «Тайные виды на гору Фудзи» — ровно то, что мы ждем от Пелевина каждый год. Пересказывать роман не имеет смысла, вся его суть заключена в старом и наверняка знакомом вам хокку: «Тихо-тихо ползи, улитка, по склону Фудзи вверх, до самых высот». Вслед за улиткой в поисках счастья ползет олигарх Федя, его проводник Дамиан и другие герои романа.

Виктор Пелевин. Тайные виды на гору Фудзи. «Эксмо», 2018.


ДОМАШНИЙ ОГОНЬ

Издательство «Фантом Пресс» открывает еще одно имя. Британская писательница пакистанского происхождения Камила Шамси дебютировала в России: переведен ее последний роман «Домашний огонь», номинированный на Букеровскую премию. Это лучшая книга 2017 года по версии New York Times, а финальную сцену романа критики называют одной из самых ярких в мировой литературе. Шамси рассказывает о британо-пакистанской семье, в которой вчерашний школьник попадает в ловушку рекрутеров-джихадистов и пропадает на Ближнем Востоке. И о попытках сестер вернуть его домой.

Владислав Толстов, книжный блогер («Читатель Толстов»):

— Вообще тема мультикультурализма, конфликта и взаимопроникновения разных культур, можно сказать, сквозная для современной европейской литературы. Но «Домашний огонь» дает этой теме чрезвычайно жесткую и трагичную трактовку. Не сразу понимаешь, что Камила Шамси перенесла в наше время, в реалии современной Англии, сюжет античной трагедии Софокла «Антигона». Только сюжет этот будут разыгрывать британские пакистанцы, дети исламского террориста-фанатика, которые даже спустя много лет после смерти своего отца живут с клеймом детей террориста. Старшая сестра Исма положила все силы на то, чтобы воспитать близнецов Анику и Парвиза. Но скоро в романе появится свой Креонт — политик Карамат по кличке Одинокий Волк. Карамат тоже пакистанец, но он тщательно старается выглядеть, вести себя и даже думать как британец. Вот-вот он должен занять заветный пост министра внутренних дел, он шел к этой цели всю жизнь. И когда он узнает, что его сын связался с дочерью террориста, Карамат спасает свою карьеру всеми способами — подлостью, предательством, подлогом. И больше всего боится, чтобы его не заподозрили в симпатиях даже не к джихадистам, а к таким же, как он, обританившимся выходцам из Пакистана. Я советую прежде чем открывать «Домашний огонь», пролистать «Антигону», хотя бы освежить в памяти ее содержание. И тогда станет понятна и логична сцена, которой Камила Шамси завершает свой роман. Вне всяких сомнений, это одна из сильнейших концовок, которые встречаются в современных романах. Придающая вполне бытовой в общем истории глубину и масштаб античной трагедии. Отличная книга.

Камила Шамси. Домашний огонь. «Фантом Пресс», 2018. Перевод Любови Сумм.


ОСЕНЬ

В 2017 году, когда Камила Шамси была номинирована на Букеровскую премию, шотландская писательница Али Смит со своим романом «Осень» вошла в список финалистов, причем не в первый раз — для нее это был уже четвертый букеровский шорт-лист. Али Смит называют одним из самых важных авторов Англии, ее тексты полны поэзии и тонких смыслов, при этом в них не теряется сюжет и — как говорит редактор ее последнего романа — прозаически они очень весомы. С книги «Осень» Али Смит начинает так называемый сезонный квартет: на английском уже вышла ее «Зима», следом придут «Весна» и «Лето».

Владимир Панкратов, книжный обозреватель:

— Тут по английской аннотации ничего не поймешь, а по русской, к сожалению, тем более; жаль, потому что книга очень хорошая. Но написать аннотацию к «Осени» на самом деле то еще задание. Али Смит — шотландская писательница, и для жителей Туманного Альбиона это в первую очередь роман об атмосфере после референдума по Brexit — и, видимо, о том, что никакие политические выборы не станут важнее человеческих отношений (если очень грубо: проблема с иммигрантами весьма важная, но любимый человек все равно всегда важнее). Но не стоит пугаться; как любая хорошая книга, она умудряется затрагивать еще много тех самых вечных тем: о человеке в новом мире технократии; об относительности времени; о предвзятости к родителям; об иронии, которая поможет сохранить здравый смысл в будущем; о любви, в конце концов. Главное же, что все вышеперечисленное упаковано в тонкую (226 страниц) и смешную книжку, в которой интересно следить не только за историей героев, но и за фокусами с текстом: ничего нового автор не изобрела, но уже имеющиеся приемы слома прямолинейного движения использует мастерски.

Али Смит. Осень. «Эксмо», 2018. Перевод Валерия Нугатова.


РЯБИНОВЫЙ КЛИН

«Рябиновый клин» — первый том трилогии Дины Рубиной «Наполеонов обоз». Двигательной силой сюжета у этого цикла будет загадка «золотого» обоза с драгоценностями, затерявшегося во время отступления Наполеона из России, но по сей день волнующего воображение. Раскручиваться история с утерянными сокровищами начнет в следующих книгах трилогии («Белые лошади» и «Ангельский рожок»), а пока что Дина Рубина неторопливо знакомит читателей с героями и набрасывает сюжетные петли, которые потом будут затягиваться.

Наталья Ломыкина, литературный обозреватель Forbes, РБК и радио Sputnik:

— Главное, что нужно помнить, начиная «Рябиновый клин»: у вас в руках только первая часть большого трехтомного романа «Наполеонов обоз», а значит делать поспешных выводов не стоит. В первых главах редактор крупного издательства Надежда пьет чай со своим колоритным соседом по даче Изюмом Давлетовым, в письмах пересказывает его народные байки подруге-писательнице Нине и уговаривает экстравагантную старуху Калерию Чесменову показать рукопись законченной книги. Но не стоит думать, что весь роман будет этакой перекличкой с «Бабьим ветром». С появлением главного героя Сташека Бугрова ритм поменяется. Деревенский роман в письмах сменится обещанием пронзительной истории любви, начнут завязываться сюжетные линии приключенческого романа и даже триллера.  Сташек узнает от отца историю своего французского предка Аристарха Бугеро (на русский манер — Бугрова), услышит легенду о семейных драгоценностях, якобы имеющих отношение к знаменитому разграбленному золотому обозу Наполеона. Сташек вновь встретит свою первую любовь, «огненную пацанку» Надю, которую впервые увидел 25 лет назад среди осенней полыхающей рябины…

От главы к главе роман становится многослойным, история набирает обороты. И к концу первой книги хочется только одного — поскорее открыть вторую часть, «Белые лошади».

Дина Рубина. Рябиновый клин. «Эксмо», 2018.


ХОЛОДНАЯ ВОДА ВЕНИСАНЫ

Линор Горалик продолжает выпускать условно детские сказки-притчи про Агату. Ее двенадцатилетняя героиня живет в удивительном месте, одновременно прекрасном и ужасном. Здесь наземный мир с его дворцами и изогнутыми мостиками — зеркальное отражение мира подводного, детей на веревочке водят смотреть на майских преступников, а взрослые боятся воды почти так же, как войны. Девочка Агата, живущая в колледжии с другими детьми и тревожными воспитателями, мечтает о свободе и хочет увидеть весь мир. Когда свобода ей случайным образом достается, выясняется, что этот мир — как ни печально — нужно спасать.

Аня Колесникова, поэт, редактор «Литературно»:

— Притча-путешествие смелой Агаты за правдой начинается как бодрая антиутопия и утопает в холодных тяжелых сновидческих образах. «Еще одна несчастная девочка упала в воду и сошла с ума!» Когда Алиса попадает в Зазеркалье — страшновато-весело, Коралина проникает в Другой мир — очень страшно, но опускается в мрачный Венисвайт худо-бедно научившаяся дышать водой Агата — просто ждешь, когда мучения закончатся. Причем хорошим они явно не закончатся: в родном Венискайле еще хуже, особенно если из-за границы приплывешь радужным. Этот рассказ на языке тяжелой как хрусталь поэзии Горалик ведется только в настоящем и только про Агату. То из головы Агаты, то Агата в фокусе, короче, отстраниться от Агаты невозможно. Поэтому все время мерзнешь, боишься, задыхаешься, мысли твои путаются, тонут обрывки чьих-то горестных историй, и лишь изредка — глухие голоса извне. Когда все это анимируют, пусть не будет звуков кроме тех, что слышишь под водой. Или пусть будет тишина и лишь тяжелые редкие капли: «Война». Книга, кстати, завораживает мрачными черно-белыми иллюстрациями поэта и художника Даны Сидерос.

Линор Горалик. Холодная вода Венисаны. Livebook, 2018.


ТВОРЦЫ СОВПАДЕНИЙ

«Творцы совпадений» — первая книга израильского автора Йоава Блума. Она стала бестселлером у себя на родине и заинтересовала издательства более десяти европейских стран, в том числе и российскую «Азбуку». Это затейливая и светлая фантазия о существах, очень похожих на людей, которые незаметно управляют человеческими жизнями, причем действуя исключительно во благо. Выстраивая сложные цепочки из случайностей, они сводят вместе будущих влюбленных, заставляют потенциально талантливых поэтов начать писать стихи и делают другие добрые дела. Но не догадываются, что на каждого творца совпадений найдется свой творец совпадений, который тоже будет изобретательно руководить их жизнями.

Яшка Казанова, поэт:

— Есть сущности, о которых даже думать запросто не получается, а уж рассуждать о них, беседовать — подавно. Вот и вся эта территория неслучайных случайностей, граничащая с территорией «зачем мы живем», тоже из этого рода. У Блума же получилось. Легко, без нравоучений и как с детьми. «Творцы совпадений» — книжка-успокойка выходного дня, в кроличьи норы которой пролезет не каждый, но каждый наличие этих нор заметит.

Йоав Блум. Творцы Совпадений. «Азбука», 2018. Перевод Екатерины Карасевой.


ДЕРЖАТЬСЯ ЗА ЗЕМЛЮ

Автор «Соколиного рубежа» и финалист «Большой книги» Сергей Самсонов написал роман о войне в Донбассе. Шахтерский город, жители которого потомственно прикреплены к угледобыче, оказывается на линии противоборства двух враждующих сторон. Несколько совершенно разных людей — братья-шахтеры, чиновник министерства угольной промышленности, идейный боец украинского добровольческого батальона, полковник ВСУ и бывший российский офицер — невольно или вольно становятся защитниками и разрушителями города.

Сергей Сурин, писатель:

— Владимира Высоцкого спрашивали — не ходил ли он в горы, не водил ли фуры, не сидел ли, — уж больно органичными и безупречно точными казались его песни тем же альпинистам, дальнобойщикам или отсидевшим свой срок. С Сергеем Самсоновым похожая история: не вызывает никаких сомнений то, что он не один год работал в забое, участвовал в многочисленных военных спецоперациях и не раз был контужен. Автор поражает знанием предмета, он свой среди шахтеров и боевых офицеров, среди раненых и влюбленных, среди природы и горнодобывающей техники. Сергей Самсонов пишет о странной и страшной войне — о восточной Украинской катастрофе, — в которой победить безусловно должны Антеи: те, кто держится за родную землю и подпитываются ею (впрочем, в известном мифе на Антея нашелся Геракл). А самое парадоксальное и печальное, пожалуй, не то, что война сметает жизни, в том числе невинных людей, а то (и это в «SNUFF» прогнозировал Пелевин), что «за их … войной неотрывно следят миллионы —… со своих утонувших в заоблачной выси уютных диванов или как в микроскоп на бактерий, что этот телевизионный мясокомбинат поставляет их жизни и смерти в дома миллионов как некий обжигающий и услаждающий корм для души…» (цитата из книги Сергея Самсонова).

Текст романа на редкость кинематографичен: мы видим войну, герои практически постоянно говорят прямо в камеру, говорят складно, красиво и метафорично, и ты ожидаешь, что в конце пойдут титры, и можно будет узнать — кто кого играл, кто снимал, а кто работал звукооператором. Но текст остается текстом. А реальность остается реальностью — парадоксальной и печальной.

Сергей Самсонов. Держаться за землю. «Пальмира», 2018. 


ХИТЫ ЭПОХИ СЁВА

Книга Рю Мураками «Хиты эпохи Сёва», написанная почти пятнадцать лет назад, наконец-то добралась до России. В этом перестроечном по духу японском триллере Рю Мураками описывает эпическое противостояние двух дружеских компаний: шестерки молодых бездельников и Общества Мидори, состоящего из кумушек в возрасте под сорок. Развлечения юношей, поначалу вполне невинные, приводят к убийству одной из Мидори, после чего запускается маховик взаимной мести, достигающий поистине катастрофических масштабов.

Анастасия Житинская, редактор издательства «Геликон Плюс»:

— «Хиты эпохи Сёва» написаны в 1994 году, но только сейчас добрались до нас. И надо признать — поздно. В 2000-е, когда российский читатель глотал одну за другой книги Харуки Мураками, его однофамилец Рю заслужил репутацию Мураками-протагониста: как правило, у Рю — психологические триллеры, шок-контент, щекотание нервишек. Сейчас же, в эпоху пост-Янагихары, Рю Мураками кажется младенцем. Просто его время ушло вместе с караоке, которым развлекаются герои книги «Хиты эпохи Сёва».

Рю Мураками. Хиты эпохи Сёва. «Пальмира», 2018. Перевод И. Светлова.


НЕЗРИМЫЕ ФУРИИ СЕРДЦА

Новый роман Джона Бойна — одного из самых видных ирландских авторов, больше всего известного в мире своей книгой «Мальчик в полосатой пижаме», экранизированной кинокомпанией Miramax. Последняя книга Бойна «Незримые фурии сердца», изданная на родине в 2016 году и сейчас переведенная на русский, тоже про мальчика, но с совсем другими проблемами. Сперва от еще не родившегося Сирела Эвери отказываются родственники — по причине его безнравственного внебрачного зачатия, а затем и родная страна — по причине несоответствия принятым моральным нормам.

Арина Буковская, книжный обозреватель, редактор «Литературно»:

— Джон Бойн по своему обыкновению говорит о том, что бывает, когда в человеке подавляется человеческое — какие нездоровые формы это принимает и как мощно уродует жизни. Его новый роман — яркая, захватывающая, местами очень смешная история повзрослевшего приемыша, воспитанного молчать, скрываться и таить. Полжизни героя скручивали в дугу, полжизни он выпрямлялся и в итоге пришел к более-менее гармонии с собой и миром. И все это в социальных декорациях Ирландии — сперва весьма средневековой по нравам и обычаям (хотя на дворе середина двадцатого века), но со временем уже относительно свободной и гуманной.

Джон Бойн. Незримые фурии сердца. «Фантом Пресс», 2018. Перевод Александра Сафронова.


Читайте «Литературно» в TelegramInstagram и Twitter


Это тоже интересно: 

Белый квадрат, вечная жизнь и комиксы против Гитлера


По всем вопросам сотрудничества и рекламы пишите на info@literaturno.com