страна яблок

Обзор

Сиквел «На игле» от Ирвина Уэлша, железнодорожный роман «Эшелон на Самарканд» Гузель Яхиной, нашумевшая «Моя тёмная Ванесса» Кейт Расселл и другие книги марта.

Автор телеграм-канала «Книги жарь» Сергей Лебеденко считает, что роман «Моя тёмная Ванесса» высветил российскую интеллектуальную публику, поощряющую культуру насилия. Писатель Булат Ханов говорит про обуржуазившихся героев Ирвина Уэлша и сравнивает текст его новой книги со сковородой. А книжный блогер Евгения Лисицына предупреждает, что в «Павле Чжане и прочих речных тварях» сбылись тайные страхи зрителей РЕН ТВ. Это и многое-многое другое — в обзоре книжных новинок марта 2021 года на портале «Литературно».

ДЖИНСЫ МЕРТВЫХ ТОРЧКОВ

На русский перевели написанный в 2018 году роман «Джинсы мертвых торчков» британского контркультурного классика, автора «На игле» и «Кошмаров аиста Марабу» Ирвина Уэлша. Собственно, новый текст — это сиквел к книге «На игле», продолжение истории ее повзрослевших героев. Как сказано в аннотации, «каприз судьбы сведет старых друзей вместе — и переживут эту встречу не все».

Булат Ханов, писатель:

— Этот роман — как внезапная встреча со старыми друзьями. И под друзьями здесь, конечно, следует понимать не добрых школьных приятелей, с которыми под ретро-музыку распиваешь пиво в мягких креслах у камина. Уэлшевские друзья — это зубастые и скользкие типы, далеко не ламповые и не добрые. Они выныривают из прошлого и отвешивают тебе подзатыльник. И это в лучшем случае.

Написанные в 2018 году «Джинсы мертвых торчков» — это продолжение романов «На игле» и «Порно». Мы встречаемся с четырьмя полюбившимися — в своеобразном смысле — персонажами: Рентоном, Саймоном, Спадом и Бегби. Поначалу кажется, что это уже не отщепенцы шотландского рабочего класса, знакомые нам по первой книге трилогии. Все, кроме Спада, обвыклись, обуржуазились: Рентон теперь музыкальный агент, Саймон рулит эскортным агентством, Бегби пишет дорогие картины. Нашли свое мещанское счастье, ведь другого и не бывает.

Но Уэлш был бы не Уэлшем, если бы затеял продолжение ради того, чтобы окунуть персонажей в обычные бытовые неурядицы: измены, неудовлетворенные амбиции, невыключенный обогреватель в офисе. Нет, есть в тексте и насилие, и шантаж, и аферы на сотни тысяч долларов — все, как мы у Уэлша любим. Сленг, черный юмор, измененное сознание — все на месте. Каждая фраза нагрета как сковорода, над которой дольше двух секунд ладонь не подержишь. Уэлш явно в форме.

Ждем «На игле 3»?

Ирвин Уэлш. Джинсы мертвых торчков. Иностранка, 2021. Перевод Валерия Нугатова


ЭШЕЛОН НА САМАРКАНД

После книг «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои» писательница Гузель Яхина выпустила третий роман «Эшелон на Самарканд» — про голодающее Поволжье. По сюжету бывший красноармеец Деев и комиссар Белая несколько долгих недель в наспех собранном поезде везут полтысячи беспризорников из Казани в условно сытый Самарканд. По пути с ними происходит много опасных приключений, по итогам которых выясняется, что голодные дети — великая сила.

Русина Шихатова, переводчик, продюсер, автор подкаста «Писательский кофе»:

— Все три книги Яхиной — работа с историей большой страны и одновременно семейной историей, фактически личной, которую автор всякий раз разворачивает в масштабный сюжет. Где-то здесь и кроется источник той особой терапевтической силы, которой обладают тексты этого автора: всякий раз мы узнаем о невыносимо трудных вещах, о самых мрачных эпизодах советской истории, о которых до недавнего времени не очень-то было принято говорить вслух.

Отзовется ли лично вам история голода? Мне отозвалась: мой папа родился еще до войны, а семью бабушки эвакуировали из блокадного Ленинграда — страх остаться голодными передавался из поколения в поколение и был рядом еще долгие годы. Для меня «Эшелон на Самарканд» — это возможность погрузиться в момент тех страшных событий Поволжья и прожить его глазами очевидцев.

Можно выискивать в этом тексте стилистические погрешности, но я вижу в нем прежде всего историю, которая останется с нами надолго — как попытка переосмыслить и принять травмы прошлого, как важный и ценный опыт.

Гузель Яхина. Эшелон на Самарканд. АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2021


МОЯ ТЁМНАЯ ВАНЕССА

«Моя тёмная Ванесса» — дебютный роман американской писательницы Кейт Элизабет Расселл о травмирующей связи 15-летней девушки и взрослого мужчины, который издатели позиционируют как «Лолиту» эпохи #MeToo. «Моя тёмная Ванесса» — одна из самых нашумевших книг последнего времени, вызвавшая скандал, связанный с плагиатом, и дискуссии в критическом сообществе.

Сергей Лебеденко, писатель и блогер, автор телеграм-канала «Книги жарь»:

— В России «Мою тёмную Ванессу» тоже постигла судьба скандальной книги. Но если на родине дебют Кейт Элизабет Расселл обвинили в плагиате (как выяснилось, без оснований), то у нас камнем преткновения стали отношения 15-летней Ванессы Уай с 42-летним учителем литературы Джейкобом Стрейном. Чего только российские обозреватели в этих отношениях не видят: и «нежность» со стороны Стрейна, и «развитость не по годам» Ванессы, и даже удивляются, что «хорошо откормленная» девушка чему-то возмущается, и пеняют на то, что в тридцать лет Ванесса все еще мыслит, как 15-летний подросток. Любопытно не только, что здесь проблемы с логикой — то была развита не по годам, а то вдруг недоразвита — но и с эмпатией: действительно, почему у склоненной к сексуальным отношениям школьницы во взрослом возрасте осталась травма?

На самом деле, конечно, перед нами тот самый случай, когда обаяние антагониста книги одержало верх над самыми внимательными читателями, которые и филфаки оканчивали, и с понятием «ненадежный рассказчик» знакомы. Умница Стрейн, выпускник Гарварда, проводит образцовый «груминг» Ванессы, воспитывая ее под себя, лишая общества друзей, ломая ее связи с родными и способствуя разрыву со школой. Глубина же книги в том, что уже взрослая Ванесса, пытающаяся разобраться со своей травмой, никак не вписывается в привычные паттерны. Ее случай индивидуален, сложен, но то самое общество, которое закрывало глаза на насилие, теперь пытается маркировать ее как очередную жертву. Но индивидуальная травма бежит привычных моделей, и Ванессе придется доказать это окружающим — и разобраться в себе самой.

На удивление глубокий, несмотря на относительную простоту сюжета, роман, который как нельзя лучше высветил: в России даже интеллектуальная публика все еще поощряет культуру насилия. Остается надеяться, что книги, похожие на «Ванессу», будут эту ситуацию потихоньку менять.

Кейт Элизабет Расселл. Моя тёмная Ванесса. Синдбад, 2021. Перевод Любови Карцивадзе


КОКОН

Молодая писательница Чжан Юэжань причисляема к новой волне китайской литературы, «поколению поствосьмидесятых». Ее роман «Кокон» — первая книга, переведенная на русский. Это история взросления с элементами детектива. Одноклассники Чэн Гун и Ли Цзяци знают, что такое несчастливое детство. Помимо этого знания их связывает любовь к расследованиям. Но однажды дети сталкиваются с такой тайной, разгадка которой всерьез угрожает их дружбе.

Вера Котенко, книжный обозреватель, автор телеграм-канала «Книгиня про книги»:

— Позволю себе начать с некоторого отступления: «Кокон» — одна из главных переводных художественных книг на прошедшей ярмарке non/fictio№ и вообще весны. С одной стороны, все обсуждают «Мою тёмную Ванессу», роман американки Кейт Расселл о всяческого рода насилии и мраке, накатывающем, как волна, с каждой новой страницей. С другой (и, кажется, ничего больше действительно не обсуждается — ну разве что Алан Мур ввиду неоспоримого величия и мучительного ожидания «ну когда же они его уже издадут») — роман молодой китайской писательницы Чжан Юэжань «Кокон».

«Кокон» — это роман про память, в котором тоже есть и боль, и мрак, и страдания, и воспоминания повзрослевших героя и героини о том, как прошло их детство, что случилось тогда такого, что, в общем-то, разрушило их жизни. У Чжан Юэжань мрак душевный удваивается природными явлениями — то снегом, с которого все начнется, то густым туманом, то дождем. Интересный прием — сюжет ведь действительно покрыт завесой тайн и недомолвок, скроен из едва уловимых воспоминаний и переживаний, которыми обмениваются двое героев романа. Они живут в коконах этих секретов, как мумии, чтобы в какой-то момент вдруг выговориться. Рассказчиков двое — он и она, вспоминающие себя детьми, свою боль, обиды, чужое равнодушие. Ненужные родным, страдающие и жаждущие любви — от папы, который, конечно же, пьет как сапожник, от отсутствующей мамы, от лежащих в комах дедушек, безумных своеобразно-жестоких бабушек и странноватых бесформенных бесхарактерных теть. От всего окружающего мира, который вместо одного подсунул другое — и всегда есть повод помечтать, что было бы, если бы все пошло не так, а иначе.

Интересно, как переплелись судьбы этих двух семей: дети пошли учиться в один класс, а родители, точнее прародители, наделали взрослых дел еще во времена культурной революции, чтобы потом зачахнуть, лечь в коконы своих ошибок и лежать, глазея на мир «чистыми глазами ребенка», не понимая об этом мире больше ничего, не сострадая своим же детям, очевидно несчастливым по сотне разных причин. Дети играют в детективов, расследуя преступления прошлого, один герой увлечется изобретением «устройства для связи с душой», но пока будет выяснять, как «услышать» одну душу, расстанется с другой, практически ему родственной. Понятие души вообще очень важно для писательницы: только душа хранит в себе и великое знание, и всепрощение, и память — именно она, а не пострадавший по сюжету романа мозг одного из героев; материальный мозг будет валяться в груде останков тел, используемых мединститутом для практики, никакой души, только материя, которая сгниет и забудется. А душа — тот же кокон, самый прочный из всех возможных.

Чжан Юэжань в каком-то смысле написала автофикшн, взяв большую часть событий из собственного детства, значительно, как она утверждает, все переработав. В любой действительно хороший роман веришь; в этот — особенно, ведь и без того искусно сплетенная история становится едва ли не документально-достоверной: это — было, а если не именно так, то близко к тому. Надежда есть, вера и любовь — придут позже, и спасибо за этот терапевтический эффект, эффект «Кокона».

Чжан Юэжань. Кокон. Фантом Пресс, 2021. Перевод Алины Перловой


ПАВЕЛ ЧЖАН И ПРОЧИЕ РЕЧНЫЕ ТВАРИ

В марте вышел роман финалистки премии «Лицей» Веры Богдановой «Павел Чжан и прочие речные твари» — антиутопия, в которой рассказывается про недалекое будущее, когда Россия становится младшим партнером Китая, технический прогресс развивается большими темпами, а уровень жизни населения заметно снижается. В этих декорациях молодой программист Павел Чжан пытается справиться с детской травмой и уехать из России в любимый Пекин.

Евгения Лисицына, книжный блогер, автор телеграм-канала Greenlampbooks:

— В не совсем далеком будущем сбылись тайные страхи зрителей РЕН ТВ: мир захватили китайцы, президент больше не Путин, а некто Алексей Енисеев, Россия выживает под мощной азиатской пятой, всех напропалую чипируют, а злокозненные гаджеты прямо через очки вещают о полезности БАДов и о красивых девочках, перекочевавших из инстаграма в вебкамы. Но это совсем не чернозеркальная история об ужасах технологий, а психологическая драма о программисте Павле Чжане (наполовину — китайце), который хочет из противной московской глубинки переехать в красивый разрекламированный Пекин, не верящий слезам. А еще это история про глубинное зло внутри человека, которое размножается почкованием. Стоит одному моральному уроду запачкать тиной обычного человека, как тот тоже начинает тонуть в болоте. Иногда и урода никакого не надо, достаточно только пойти на сделку с совестью и потом всю жизнь ощущать, как тебя потихоньку разъедает гнильца.

Прекрасный язык, стройный сюжет, глубокий психологизм и актуальность — что еще нужно для хорошего романа? Эмоции. Эмоций здесь тоже вагон и маленькая тележка, но не буду их спойлерить, лучше получите личное удовольствие от того, что это пока не здесь и не с вами.

Вера Богданова затронула множество болезненных точек, о которых говорить на физиологическом уровне неприятно, но очень надо. Насилие над человеком, насилие среды и общества, ненависть на пустом месте и обманутые надежды ребят возраста young adult, когда еще веришь в разумное-доброе-вечное, а потом все эти надежды разбиваются в прах. И, несмотря на общую антиутопичность «Павла Чжана», несмотря на мрачность событий и разбитые мечты, нельзя назвать роман беспросветным и мрачным, как это часто бывает в современной литературе, вангующей ближайшее будущее. Надежда есть, но выцеплять ее надо по чайной ложке, постоянно отбиваясь от речных и прочих гадких тварей, из которых (банально, но верно) самая мерзкая — это человек.

Вера Богданова. Павел Чжан и прочие речные твари. АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2021


ЗАГАДКА НОМЕРА 622

«Загадка номера 622» — роман швейцарца Жоэля Диккера, лауреата Гонкуровской премии лицеистов и автора «Правды о деле Гарри Квеберта» и «Книги Балтиморов». В новом тексте — традиционная для Диккера детективная интрига: писатель отправляется отдохнуть в горный отель, но вместо отдыха распутывает преступление, совершенное там много лет назад. В наличии труп на первой странице, любовный треугольник, богатые банкиры и красотки с русскими корнями.

Владислав Толстов, книжный обозреватель, автор блога «Читатель Толстов»:

— Был такой знаменитый писатель Джеймс Хедли Чейз, создавший прорву популярных детективов, действие которых происходило в Америке. При этом сам Чейз родился в Лондоне, прожил всю жизнь в Швейцарии, а детективы писал, используя путеводители и словари американского сленга (в Америку, кажется, только один раз приезжал). В итоге мы имеем целое собрание сочинений Чейза, где поразительно точные реалии американской жизни, но написаны неамериканцем. Та же история происходит сейчас с Жоэлем Диккером, уроженцем Швейцарии (опять), поразившим мир десять лет назад своим дебютным романом «Правда о деле Гарри Квеберта», где действие происходит в американской глубинке, в штате Мэн, хотя сам Диккер дальше собственного кантона никуда не ездил. После вышли «Книга Балтиморов» (действие происходит в Балтиморе), потом «Исчезновение Стефани Мейлер», и вот выходит роман «Загадка номера 622», где местом действия внезапно является не Америка, а самая что ни на есть Швейцария.

Пока что Диккеру не удалось достичь успеха его дебютного романа «Правда о деле Гарри Квеберта», но пишут, что тираж книги «Загадка номера 622» стремительно приближается к миллиону. Роман сильно напоминает «Гарри Квеберта»: здесь тоже писатель, который в ситуации творческого кризиса занимается несвойственным ему делом, расследует преступление. Здесь тоже все элементы детектива: труп нам покажут в первом абзаце, полиция окажется бессильной, потому что расследователю предстоит не столько искать улики, сколько разбираться в сложных и запутанных отношениях внутри одной банкирской семьи. Диккер четко расписывает действия героев, распределяя их по четырем частям — до убийства, в день убийства, спустя три месяца после убийства и через три года. То есть это такой роман-роман с обилием действующих лиц, ложными мотивами, ветвистым сюжетом, обманными ловушками и прочим. Автору явно доставляет удовольствие обстоятельно рассказывать о происходящем. На всякий случай — 73 (!) главы, 600 страниц.

Жоэль Диккер. Загадка номера 622. Corpus, 2021. Перевод Марии Зониной


ДАЛЬ

Юлия Яковлева, автор ретро-детективов и печальных реалити-сказок про сталинский террор, выпустила мистический роман-сериал «Даль». Главный герой — молодой военный врач и будущий составитель «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Даль, который ездит по заснеженным провинциям, встречает разных людей, борется с нечистью и предрассудками.

Елена Васильева, книжный обозреватель:

— Литературный сериал Юлии Яковлевой «Даль» сначала вышел на платформе Storytel, а теперь обретает бумажную плоть — но не изменяет жанру: вместо глав здесь — серии, в финале каждой все тот же мистический (и часто не имеющий продолжения) клиффхэнгер. Единственная разница между аудиовариантом и бумагой — мнимая дополнительная главка: в содержании книги значатся десять серий, а в аудиоварианте — только девять. На деле десятая (идет под номером семь, называется «Кликуши») оказывается отделенной частью одной из уже существующих. Никаких потайных ящичков, ничего; инвариант в разных оболочках.

Главный герой сериала — молодой Владимир Иванович Даль, студент-медик, бывший морской кадет, мичман, будущий писатель и лексикограф, этнограф. Просто идеальный персонаж для путешествий по лесам вокруг Балтики, между Дерптом (ныне Тарту) и Петербургом, куда ему срочно надо попасть. Зачем и почему, становится известно ближе к финалу истории: поездка связана с морским прошлым Даля. А в настоящем у него снега, леса и одинокие домики со странными жителями, апеллирующими к персонажам русского фольклора (их имена Далем тщательно записываются). Почти в каждой серии студент-медик выясняет: всё — лишние суеверия, а иногда и преднамеренный обман. Но в самом конце книги мистика берет свое, и герой-скептик, тут и там разбрасывающийся терминами на латыни, становится обращен в таинственность, устои которой до этого успешно подрывал.

Из особенностей в первую очередь интересен даже не стиль, хоть он задает ту еще динамику всему повествованию, будучи то плавным, то отрывистым, то последовательным, то фрагментарным; интересно внимание Яковлевой к телесности и к «женской теме». Во-первых, Яковлева не скрывает от читателей уд и anus (так!) Даля — что объясняется точкой зрения главного героя-медика («У природы нет тайн. Есть факты, которых мы еще не обнаружили…»). Во-вторых, практически все, что происходит с ним необъяснимого, происходит из-за женщин. Посмотрим хотя бы на названия серий: «Никто не знает ее имени», «Русалка», «Ведьма», «Барыня» и «Она» — дама в красном домино, любовь и смерть (снова у Яковлевой отсылки к Эдгару По). Женщины кликушествуют, чувствуют внутри себя игошу (духа мертворожденного), завывают и шушукаются про матку и про то, что Даль ничего не понял — но в финале, кажется, начал догадываться. А вот некоторые читатели, судя по отзывам, только запутались в смешении мифологии и романтизма.

В прошлом году на Bookmate Originals у Яковлевой вышел сериал «Поэты и джентльмены», в котором Владимир Даль был одним из ключевых, хотя и не главным, героем. Кажется, нынешнего «Даля» можно воспринимать как одновременно приквел и спин-офф к «Поэтам и джентльменам» — где в финале, кстати, тоже возникает образ Маски Красной смерти, а женщины только то и делают, что доставляют проблемы русским писателям.

Юлия Яковлева. Даль. Рипол, 2021


ВАЛЬХЕН

Новый роман «Вальхен» Ольги Громовой, написавшей переведенного на множество языков «Сахарного ребенка», продолжает тему маленького человека (в буквальном смысле: еще не подросшего), оказывающегося в невыносимых условиях, созданных большими людьми, но при этом не теряющего доверия и любви к жизни. Героиня новой книги Громовой — девочка Валя, отправленная в годы войны вместе с сотнями других женщин и детей в Германию в качестве дешевой рабочей силы.

Слава Лавочкин, книжный обозреватель:

— «Вальхен» Ольги Громовой, написавшей знаменитого на весь мир «Сахарного ребенка», по своей стилистике — книга, вписанная в литературную традицию советской прозы для юношества, а по сути — вневременной ответ разговорам о старой и новой этике, ведь этика во все времена одна: быть человеком. Просто и точно, ориентируясь на документы эпохи, архивы и свидетельства очевидцев, писательница воссоздает быт жителей Крыма в военные годы и жизнь остарбайтеров — дешевой рабочей силы в нацистской Германии. Вместе с тринадцатилетней остарбайтеркой Валей (которую немцы зовут на свой манер — Вальхен), оторванной от родных, мы проживем страшное тяжелое время, удивляясь, какой в конечном итоге светлой и жизнеутверждающей вышла эта необычная история взросления, рассказанная без спекуляции, без ненужного пафоса — но с огромной любовью к людям.

Ольга Громова. Вальхен. КомпасГид, 2021


СВОБОДНАЯ СТРАНА

Детская писательница Ася Петрова (премия «Книгуру» за сборник «Волки на парашютах») выпустила взрослый роман «Свободная страна» — о маникюрше из маленького города на Алтае, которую обстоятельства вынуждают кардинально изменить жизнь, и у нее получается. Судя по аннотации, современную Россию в своем новом романе Ася Петрова показывает настоящей страной возможностей.

Нонна Музаффарова, книжный обозреватель:

— Название романа напоминает оксюморон и обещает разное содержание — и политическую сатиру, и травелог по необозримым просторам России. Вдобавок ко всему, на оптимистический лад настраивает и обложка книги, где холеная женская ручка в победоносном жесте латинского V предстает на фоне горного ландшафта. Эта незамысловатая китчевая картинка (безукоризненный маникюр, намек на зимний курорт) скорее невольно, а не умышленно отражает эпоху инстаграма — нашу отфильтрованную действительность. Иными словами, подобие жизни. Роман Аси Петровой  «Свободная страна» и есть такой симулякр. На протяжении двухсот с лишним страниц он преследует читателя сходством с приложением Prisma — популярным фоторедактором, в котором подлинный снимок конвертируется в хорошенький скетч, выполненный разноцветными карандашами.

В центре сюжета — жизненные коллизии Юлии Глазуновой. Коллизии эти кажутся типичными для девушки из российской провинции. Юля, не знавшая собственного отца, рано остается и без матери — спивающейся молодой женщины, покинувшей родительский дом с очередным ухажером. Юля, родив в несовершеннолетнем возрасте, живет с бабушкой, воспитывает аутичного сына Артемку, работает в местной парикмахерской маникюршей и нет-нет да подрабатывает телом. Так, несмотря на всеобщее осуждение, делают в городке М. многие. Не помирать же с голоду. Зарплаты низкие. Перспектив никаких. Нищета посреди завораживающей красоты Алтая.

Размеренный уклад в уютном доме с бабушкиными пирожками и оладьями вполне Юлю устраивает, однако пубертатный возраст Артемки вносит свои роковые коррективы: в результате школьной травли подросток убегает из дома, и все поиски пропавшего сына оказываются тщетными. С этого потрясения и начинаются изменения в жизни героини, сменившей поначалу родной М. на туристический поселок Колывань, а потом и на перспективный Санкт-Петербург.

Налицо, как видите, все предпосылки для освещения актуальных проблем, но Ася Петрова разворачивает фабулу романа так, словно Россию она видит из окна скоростного поезда. Да, за окном вполне узнаваемый пейзаж, но писательница не предоставляет возможности (или этой потенцией не обладает) подойти к его правде ближе. К правде, в которой и ужас, и красота. На мой взгляд, слишком скороговорочно у Петровой повествование, слишком поверхностно, слишком необязательно. Не пережито, а переработано. Как в упомянутом модном приложении. Через призму отфильтрованной реальности.

Ася Петрова. Свободная страна. Эксмо, 2021


ЕВА И ЕЕ БРАТЬЯ

Дебютный роман «Ева и ее братья» московского психолога Елены Барбаш позиционируется как исторический триллер, в котором любовная драма и политические интриги соседствуют с Кишиневским погромом, еврейским сопротивлением и древними тайнами. По сюжету журналистка Ева Громова, ищущая острых ощущений на войне после смерти сына, оказывается в плену у боевиков, а затем попадает в центр шпионской истории, завязанной на торговле оружием и столкновении интересов на ближнем Востоке.

Артем Кузнецов, преподаватель зарубежной литературы, исследователь-германист, поэт, музыкант и редактор:

— Книга Елены Барбаш выходит за рамки исторического триллера. Любовная линия чередуется с практически хроникальными зарисовками боевых действий и будней Моссада. Любовь и война — две ипостаси, где человеческие чувства максимально накалены, хитрое переплетение этих линий в романе держит в постоянном напряжении. Неординарна и главная героиня Ева Громова — военная обозревательница, не лишенная женственности и грез об искренней любви и крепкой семье. Но читать этот текст хочется по совсем другой причине — кинематографичности повествования. Роман бы составил отличную конкуренцию двухчасовому блокбастеру.

Интрига и саспенс, чередование разных эмоций — читателя буквально катают на эмоциональных качелях. Квинтэссенция авторского видения — игра с двумя временными пластами, умелое жонглирование между событиями Кишиневского погрома 1903 года и современной истории. Полотно романа соткано словно из пестрых лоскутов — из снов и флешбэков.

Красноречивее всего расскажет о книге и стиле писательницы первая сцена-экспозиция. Ева Громова и ее напарник-фотограф попали в плен к боевикам, их держат в заложниках. Отпустят ли? Сцена наэлектризована, возникает ощущение того, что пистолет к виску подставили самому читателю. И здесь же есть манок, пробуждающий любопытство. Боевик режет по больному, намекая, что Ева пошла в журналистику, не имея ни мужа, ни детей. Это задевает главную героиню, хоть она и старается вести себя сдержанно перед лицом врага. Где же Евина семья? В ее судьбе точно не обошлось без страшной трагедии. Страница за страницей роман погружает нас в жизнь главной героини, то приближая, то вновь отдаляя от разгадки ее семейной тайны.

Елена Барбаш. Ева и ее братья. Эксмо, 2021


ЕВРЕЙСКИЙ ЧЛЕН

Катарина Фолкмер — немка, которая живет в Англии и работает литагентом. Ее первый роман «Еврейский член» сразу получил популярность и переводы на несколько языков, поражая читателей и критиков провокативной откровенностью. На приеме у врача-еврея сидит молодая немка, живущая в Лондоне. Наследство прадеда позволило ей радикально изменить жизнь, но прежде чем совершить решающий шаг, она рассказывает доктору свою историю.

Арина Буковская, книжный обозреватель, редактор «Литературно»:

— Весь роман Катарины Фолкмер — откровенный и очень печальный монолог человека, ощущающего себя, да и, собственно, весь мир катастрофической ошибкой природы. Поначалу складывается впечатление, что это исповедь женщины на кушетке психолога, но затем ситуация поворачивается иначе: не то чтобы у психолога, не то чтобы именно женщины. Но сути книги это почти не меняет. Героиня (все-таки буду называть ее так) — немка, которая рассказывает-рассказывает-рассказывает своему еврею-врачу о детстве и кривых отношениях с миром, о собственном теле и гендерных ролях, о сексуальных фантазиях и разбитом сердце. Местами ее монолог кажется вызывающим и провокативным (например, там есть про ролевые игры с Гитлером), местами очень ярким и метким, местами совершенно ко всему безжалостным, и эта предельная откровенность делает рассказчика совсем уязвимым, больше чем голым. В общем, если вы хотите подключиться к потоку сознания очень несчастливого человека, отравленного национальной виной и запертого в неподходящем теле, читайте Катарину Фолкмер.

Катарина Фолкмер. Еврейский член. Corpus, 2021. Перевод Веры Пророковой


Читайте «Литературно» в Telegram и Instagram


Это тоже интересно: 

Книги февраля: последний самурай из красного дерева


По вопросам сотрудничества пишите на info@literaturno.com