страна яблок

Обзор

Отто Дикс. Семь смертных грехов (1933, фрагмент)

Критики, журналисты и блогеры рассказали «Литературно» о важных книгах июля

Читатель Толстов рассказывает о тенденции «покажи войну нестрашной» на примере романа «Дегустаторши» Розеллы Посторино, книжный критик Арина Буковская рекомендует провести выходной с «Безумно богатыми азиатами», а литературный обозреватель Слава Лавочкин объясняет, почему книга «О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий» Жан-Мишеля Генассии как глоток свежего воздуха. Это и другое — в обзоре июльских новинок от «Литературно».

БЕЗУМНО БОГАТЫЕ АЗИАТЫ  

Кевин Кван — американский писатель родом из Сингапура — известен своей трилогией про китайцев-миллиардеров, первая часть которой называется «Безумно богатые азиаты». Фильм по мотивам этой книги в российских кинотеатрах показывали прошлым летом, а год спустя до нас добрался и первоисточник, сам роман Кевина Квана — мелодрама про любовь и большие деньгипро частные самолеты и фамильные замки, платья от-кутюр, дизайнерские украшения и прочие атрибуты красивой жизни.    

Арина Буковская, критик, редактор «Литературно»:  

— Сюжет начинает закручиваться, когда молодой стэнфордский профессор Николас Янг приглашает свою девушку Рейчел совершить путешествие к нему на родину в Сингапур на свадьбу лучшего друга. Рейчел — китаянка, выросшая в Америке — встречается с Ником уже два года, но до сих пор ничего не знает о его семье и даже подозревает, что бойфренд стесняется своих родственников, потому что бедныеНо когда парочка прилетает в Сингапур, выясняется, что семья Ника принадлежит к старой китайской аристократии, они неприлично богаты, но дело даже не в этом. В их закрытый клан попасть почти невозможно даже с большими деньгами. И что прикажете делать с сыночком, который притащил в дом какую-то безродную американку? К слову, Европу и Америку безумно богатые азиаты считают такой как бы трущобой, и читать про это очень весело. Центр мира — Сингапур. Местная аристократия с пренебрежением относится даже к материковым китайцам, что уж говорить о белых. «Ну-ка, доедайте все, что на тарелках, девочки! Вы знаете, что в Америке дети голодают?!» Воспринимать это книгу можно как сатиру на образ жизни азиатских богачей, можно — как мелодраму про любовь, которая побеждает предрассудки, можно — как инструкцию «на что потратить миллион за пару часов». Но в любом случае — это легкое веселое чтение, идеально подходящее для отпуска или выходного дня.  

Кевин Кван. Безумно богатые азиаты. Иностранка, 2019. Перевод Натальи Власовой 


ДЕГУСТАТОРШИ

Роман итальянской писательницы Розеллы Посторино о девушках, дегустировавших еду Гитлера (фюрер боялся отравления), у нас начали обсуждать еще до перевода на русский. В прошлом году Посторино была гостем ярмарки Non/fiction, где представила книгу «Дегустаторши» на совместной презентации с Гузелью Яхиной. Этот роман основан на реальной истории, которую в 2012 году рассказала в интервью 95-летняя Марго Вёльк единственная из пятнадцати девушек-дегустаторш пережившая войну.

Владислав Толстов, автор книжного блога «Читатель Толстов»:

Чем больше времени отделяет нас от Второй мировой войны, тем более неожиданные очертания приобретает она в современной литературе, превращаясь то в фантасмагорическую сказку, то в причудливый романтический бурлеск. Может, это осознанная политика книгоиздателей, перемежающих чудовищные подробности быта нацистской Германии какими-то другими историями. Чтобы читатель не отшвырнул книгу с гримасой гнева и отчаяния. Сложилась уже целая литературная тенденция «покажи войну нестрашной». Мартин Эмис в романе «Зона интересов» описывает обычные конторские будни, тревоги, заботы и интриги мелких немецких клерков. Вот только работают они в производственном отделе Освенцима, самого большого в Европе лагеря массового истребления, да и производственные вопросы им приходится решать такие — как считать сожженные тела узников, по черепам или есть более надежный критерий? Хезер Моррис в «Татуировщике из Освенцима» пытается (не очень успешно, как мне видится) встроить лирическую линию в историю, которая развивается в декорациях лагеря истребления. Примерно по тому же пути пошла и Розелла Посторино. «Дегустаторши» — роман о девушках, которые по долгу службы пробуют еду, предназначенную для высшего руководства Третьего рейха.

Нацистские вожди параноидально боялись отравлений — и не без оснований, судя по некоторым сценам в «Дегустаторшах». Поэтому в штате рейхсканцелярии были специальные девушки, служба которых заключалась в том, чтобы отщипнуть, отхлебнуть, откусить, съесть порцию — и только после этого блюда отправятся на главный стол. «В этот день мне достались яйца с тмином и картофельным пюре, одно из любимых блюд фюрера: сладковатый запах до сих пор щекотал мне ноздри». Оказывается, последняя из дегустаторш, ее звали Марго Вёльк, умерла совсем недавно в возрасте 96 лет. Она не была сторонницей нацистской идеологии, но трижды в день жертвовала собой, чтобы спасти жизнь Гитлера. Именно она стала прототипом главной героини «Дегустаторш», Розы Зауэр, 26-летней блондинки, которая устраивается на эту работу прежде всего, чтобы подкормиться (дело происходит в 1943 году), и отпускает довольно ироничные замечания о своем занятии («сегодня моча Гитлера пахнет точно так же, как моя моча»). Но при этом дегустаторши не должны забывать, что война есть война, они на службе, и если кому-то становится плохо за столом, охранники-эсэсовцы загоняют всех в отдельную комнату и могут перестрелять, если что. «Дегустаторши» оставляют странное впечатление: в одну телегу автор попыталась впрячь и военную прозу, и производственный роман, и легкие девочковые истории «про любовь». Но в этом синтезе чувствуется определенный творческий замысел. Может, именно так и следует представлять Вторую мировую новому поколению?

Розелла Посторино. Дегустаторши. Азбука, 2019. Перевод Андрея Манухина


ФРАНКЕНШТЕЙН В БАГДАДЕ

В нынешнем июле издательство «Эксмо» решило познакомить русскоязычного читателя с творчеством иракского писателя Ахмеда Саадави, чей роман «Франкенштейн в Багдаде» в 2018 году вошел в шорт-лист Международной Букеровской премии, а до этого получил так называемого арабского «Букера» — Международную премию в области арабской художественной литературы. В оккупированном американцами Багдаде старьевщик Хади собирает Франкенштейна из частей погибших людей. Когда в существо вселяется душа убитого взрывом охранника отеля, оно начинает вершить собственное правосудие.

Сергей Вересков, журналист:

Ахмед Саадави ловко обманывает ожидания читателя. Название его романа отсылает к творчеству Мэри Шелли, и кажется, что тебя ждет обновленная версия того самого «Прометея» из знаменитой готической сказки. Но на деле все оказывается иначе, и «ноги» текста растут скорее из наследия Франца Кафки или Джозефа Хеллера. Мир, по Саадави, весьма абсурдное место, и Ирак, разрушенный войной, едва ли не впереди планеты всей по этой части. Используя гротеск и черный юмор на полную катушку, писатель в очередной раз показывает, как сильно расчеловечивает война любое общество, как она обессмысливает любую жизнь. Кажется, что на эту тему уже и так много сказано, но Саадави все же смог найти свою уникальную интонацию для антивоенного высказывания: трагедия и комедия в книге сошлись так близко, что не смеяться — и не плакать — над текстом почти невозможно.

Ахмед Саадави. Франкенштейн в Багдаде. Эксмо, 2019. Перевод Виктории Зарытовской


РЕЗЬБА ПО ЖИВОМУ

В прошлом году шотландский писатель Ирвин Уэлш выпустил новую книгу из цикла «На игле» — роман Dead Men’s Trousers («Брюки мертвых мужчин»), в котором четверо знакомых нам героев действуют в новых неординарных жизненных обстоятельствах. На русский его пока не перевели, зато в нынешнем июле вышел предыдущий из серии — «Резьба по живому». Это история только об одном, зато самом безбашенном из четверки — наркомане и уголовнике Франко Бегби. Благодаря тюремному курсу арт-терапии Франко нашел себя как радикальный художник. Теперь он популярен, богат, у него молодая красивая жена и две любимые дочки. Вот только удержит ли все это Франко от старого доброго ультранасилия?

Ана Колесникова, автор лирики группы «Грачи Прилетели»:

Удивительно так отзываться о Тарантино мировой литературы, но очень скучное чтиво вышло у Уэлша. Если пересказывать сюжет, то вроде бы не скучно. Персонаж из «На игле» и «Порно» Франко Бегби теперь преуспевающий калифорнийский художник с любимой женой и прелестными дочками. Но вот приходит известие из Эдинбурга — убит сын Бегби. Франко едет на родину, расследует убийство, режет, рубит и сжигает кучу эдинбургского народа, а затем под руку с дорогой супругой возвращается в Калифорнию, по пути мечтая о том, как будет показывать дочкам крабиков на побережье. И детективная линия есть, и психология возвращения к старым привычкам, и способы «резьбы по живому» самые разнообразные, и закончилось все хорошо. А скучно. Монстр из не до конца сублимировавшегося художника вылезает ожидаемый, рубит и режет людей слишком подолгу. Говорят все в русском переводе очень странным языком, который больше всего напоминает язык школьников-гопников из девяностых. При всем глубочайшем уважении к творчеству Ирвина Уэлша, по мне так лучше перечитать «Сексуальную жизнь сиамских близнецов».

Ирвин Уэлш. Резьба по живому. Азбука-Аттикус, 2019. Перевод Валерия Нугатова


О ВЛИЯНИИ ДЭВИДА БОУИ НА СУДЬБЫ ЮНЫХ СОЗДАНИЙ

Француз с алжирскими корнями Жан-Мишель Генассия прославился романом «Клуб неисправимых оптимистов», за который получил Гонкуровскую премию лицеистов в 2009 году. Начиная с этой книги, издательство «Иностранка» переводит на русский все тексты Генассии, и в этом июле до нас добрался новый роман с замысловатым называнием «О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий» — история о юноше, который живет с очень своеобразной матерью, ничего не знает о других родственниках и пытается разобраться: кто он и что собой представляет.  

Слава Лавочкин, книжный обозреватель 

— Мама гоняет на мотоцикле, набивает татуировки и слушает тяжелый рок. Ее невозможно ни в чем переубедить. Она устраивает скандалы и лезет в драки. Она горячо одобряет сына, когда тот бросает колледж — ибо нечего прогибаться под систему. Мама много лет живет с другой женщиной, которая неплохо уравновешивает ее бескомпромиссность, и у Поля хоть и необычная, но вполне себе любящая семья. Сам Поль взрослеет и влюбляется, затем еще больше взрослеет и опять влюбляется, но мать продолжает играть огромную роль в его жизни. Новый роман Генассии — нежная камерная история о жизни отдельно взятой семьи, попытках найти собственный путь, понять и принять ближнего. А для российского читателя это книга про то, как живем не мы. В реальности, которую описывает Генассия, нет жестких норм и правил, существуют вариации и полутона, свобода и разнообразие, яркий и открытый новому мир. И в этом плане роман Генассии — как глоток свежего воздуха.

Жан-Мишель Генассия. О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий. Иностранка, 2019. Перевод Риммы Генкиной


О новом литературном в TelegramInstagram и Twitter


Это тоже интересно: 

Книги июня: чернокожие рабы и лунные целители


По вопросам сотрудничества пишите на info@literaturno.com