Интервью

Саша Филипенко / nn.by

«Рождение в Италии, переезд в Россию». Финалист «Большой книги» Саша Филипенко написал автобиографию старинной виолончели, которую со сцены озвучит Татьяна Друбич.

13 ноября на фестивале Vivacello в Московской консерватории состоится необычное выступление — «Концерт для виолончели с характером» по сценарию белорусского писателя, финалиста «Большой книги» Саши Филипенко. Историю старинной виолончели от первого лица расскажет актриса Татьяна Друбич. Музыкальный голос зазвучит из-под смычка Бориса Андрианова — заслуженного артиста России, одного из ведущих современных виолончелистов. Отдельную интригу внесет в повествование появление второго инструмента — виолончели всемирно известного британского музыканта Гая Джонстона. Саша Филипенко рассказал редактору «Литературно» Ане Колесниковой о том, как появилась идея «Концерта для виолончели с характером», почему он не стал поступать в консерваторию и при чем тут Ростропович.  

«Концерт для виолончели с характером» — это история, рассказанная от лица старинной виолончели. Откуда такая идея, и о чем этот рассказ?

Я очень люблю классическую музыку, играю на виолончели и контрабасе. К тому же мне посчастливилось дружить c большим музыкантом Борей Андриановым. Несколько лет мы думали, что бы такое нам сделать вместе. В начале этого года провели в Петербурге благотворительный вечер «Прикоснуться словами»: в поддержку людей с аутизмом мои рассказы читали под музыку, в том числе под аккомпанемент виолончели. Мы поняли, что текст и виолончельная музыка прекрасно дополняют друг друга, и вот решили повторить. У меня родилась идея — написать биографию Бориной виолончели. Как правило, все аплодисменты достаются артисту, а мне захотелось, чтобы со сцены свою историю рассказал сам инструмент. История, кажется, получилась отчасти веселой, отчасти печальной, то есть, хочется верить, настоящей. Собственно, она получилась ровно такой, какой и должна была, ведь я описал жизнь отдельно взятого инструмента, его судьбу: рождение в Италии, переезд в Россию и так далее. Это невероятная история. Мне хотелось представить, каким может быть характер инструмента, который прошел через все, через что прошла эта виолончель. Татьяна Друбич полюбила мой текст после первого же прочтения и теперь, уверен, сможет точно передать интонации нашей главной и своенравной героини.


«Как правило, все аплодисменты достаются артисту, а мне захотелось, чтобы со сцены свою историю рассказал сам инструмент»


Как вам больше нравится: когда люди ваши тексты читают или слушают?

Это не столь важно. Кто-то любит читать, кто-то — слушать. У моих романов есть аудиоверсии. «Красный крест» и «Бывший сын» читает Анатолий Белый, «Замыслы» — Михаил Шац. Конечно, у них не мои интонации, конечно, многое я бы прочел иначе, но ведь это всего-навсего вопрос интерпретации. Аудиокнига — это другое произведение искусства, уже только отчасти мое, ведь с ним работает режиссер, актер. Всего одна пауза может кардинально изменить понимание фразы, ее темпоритм. Думаю, любителям музыки не нужно объяснять исключительную важность пауз.


«Аудиокнига — это другое произведение искусства. Всего одна пауза может кардинально изменить понимание фразы, ее темпоритм»


Почему в свое время вы выбрали именно виолончель?

Инструмент я выбирал в шесть лет. Подводя меня к музыкальной школе, на заборе которой была изображена арфа, бабушка спросила: «Ты хочешь играть на виолончели?» Я, представляя, что арфа на заборе и есть виолончель, ответил уверенным «нет». Однако у бабушки были крапленые карты, и она использовала запрещенный прием: «Но на виолончели играет сам Ростропович!» Я не знал, кто такой Ростропович, не знал, зачем он играет на штуке, изображенной на заборе, но, как вы, думаю, понимаете, отказаться после такого вызова уже не мог.

Вы окончили колледж искусств с отличием и собирались в консерваторию. Почему предпочли литературу музыке?

Потому что я не Боря Андрианов и не Гай Джонстон. Я очень люблю музыку, но никогда не хотел быть профессиональным музыкантом. Более того, когда на вступительном экзамене в консерваторию по гармонии и сольфеджио я сдал пустой лист (специальность за несколько дней до этого сдал на отлично), я понял, что это едва ли не единственный правильный поступок в моей жизни. В тот день, распрощавшись с возможностью стать профессиональным музыкантом, я освободился и еще сильнее полюбил музыку, которая перестала меня тяготить. Хотя иногда и мечтаю исполнить концерт Дворжака в большом зале. Но еще сильнее я хотел быть писателем и слушать.


«Распрощавшись с возможностью стать профессиональным музыкантом, я освободился и еще сильнее полюбил музыку»


Роман «Травля» — в сонатной форме, теперь вот текст от лица виолончели. Не думаете написать еще что-нибудь музыкальное? Роман о контрабасисте, концерт для скрипки с характером? Над чем сейчас работаете?

Роман о контрабасисте уже написан и даже поставлен. Правда, не мной. О концерте для скрипки с характером я пока не думал, но у меня есть рассказ «Смерть и девушка», написанный, как можно догадаться, после концерта Башмета. Недавно я закончил роман «Возвращение в Острог», над которым работал несколько лет. Книга выйдет в свет вот-вот, уже в декабре, но приятно, что еще до публикации в России права на перевод проданы в Германии и Франции. Надеюсь, что у книги будет такая же хорошая судьба, как у переведенного на много языков «Красного креста», потому что «Возвращение в Острог», как мне кажется, очень важный роман, он поднимает вопросы, которые нам нужно решать немедленно. Сейчас я пишу новый текст, и так как вновь отправляюсь в советское прошлое — почти все время на данном этапе уходит на работу в архивах.

А как переключаетесь с написания текстов? Играете на виолончели?

Да, иногда играю. Хотелось бы, конечно, больше, но так как мои романы не только музыкальны, но и основаны на документах — приходится много времени проводить в архивах. Если хочется переключиться и отвлечься — слушаю любимый квартет Аренского. Ну и автор ведь такой же человек, как все. Конечно, спасаюсь не только Аренским. За мое спокойствие отвечают вся мировая музыка, литература, кинематограф, театр, виноделие и футбол.

__

Саша Филипенко — белорусский писатель, лауреат «Русской премии» за дебютный роман «Бывший сын». Второй роман «Замыслы» принес автору премию журнала «Знамя», а третья книга «Травля» вошла в шорт-лист «Большой книги» и сделала Сашу Филипенко первым иностранцем, получившим премию «Сделано в России» проекта «Сноб». Затем вышел «Красный крест», переведенный на множество языков, а недавно писатель завершил свой пятый большой текст — основанный на реальных событиях роман «Возвращение в Острог».


Будем литературны в TelegramInstagram и Twitter


Это тоже интересно: 

Книги октября: серотонин и похоронный бизнес


По вопросам сотрудничества пишите на info@literaturno.com