Летопись

Арт: Олег Шупляк

В этот день умер Николай Гоголь. Вспоминаем о единственном читателе второго тома «Мертвых душ» протоиерее Матфее, опасности поста и пропавшем черепе писателя.

Смерть Гоголя 4 марта 1852 года — вспоминаем о том, как единственный читатель второго тома «Мертвых душ» протоиерей Матфей вынес этим «душам» приговор, как бывает опасен Великий пост, о пропавшем черепе писателя и кочующем от Гоголя к Булгакову надгробии.

Вредный второй том

Гоголь часто спорил с ржевским протоиереем Матфеем Константиновским, который считал смирение и благочестие писателя недостаточными и в частности требовал ни много ни мало «отречься от Пушкина». Гоголь предложил священнику прочесть беловой вариант второй части «Мертвых душ» с тем, чтобы выслушать его мнение, но получил отказ. Гоголь все-таки настоял, и Матфей стал единственным читателем рукописи. Возвращая ее автору, он назвал книгу «вредной» и попросил уничтожить хотя бы некоторые главы.

Убийственный Великий пост 

За неделю до Великого поста Гоголь перестал работать, зато принялся говеть. Много дней писатель почти ничего не ел, прекратил выезжать из дома. В три часа ночи с понедельника на вторник 23–24 февраля 1852 года, в Великое повечерие Первой седмицы поста, Гоголь разбудил слугу Семена, велел ему открыть печные задвижки и принести из шкафа портфель. Вынул из него связку тетрадей, положил в камин и сжег. Наутро он рассказал, что хотел сжечь только некоторые вещи, заранее приготовленные, а сжег все — под влиянием злого духа.

Несмотря на увещевания близких, Гоголь продолжал строго соблюдать пост, вскоре слег и совсем перестал есть. Друзья и врачи пытались помочь, но он отказывался. Третьего марта врачебный консилиум решился на принудительное лечение, однако поздно. Вечером он впал в беспамятство, на утро 4 марта была зарегистрирована смерть Гоголя.

Опись имущества Гоголя показала, что после него осталось личных вещей на сумму 43 рубля 88 копеек — это были совершенные обноски. В то же время две с лишним тысячи рублей Гоголь накануне передал на благотворительные цели нуждающимся студентам Московского университета.

Голгофа и пропавший череп

Писателя похоронили в Москве на кладбище Данилова монастыря. На могиле был установлен бронзовый крест, стоявший на черном надгробном камне — «Голгофе», была высечена надпись: «Горьким словом моим посмеюся» (цитата из Книги пророка Иеремии). По преданию, Иван Аксаков сам выбрал камень для могилы Гоголя где-то в Крыму (гранильщики называли его черноморским гранитом).

В 1930 году Данилов монастырь был закрыт, некрополь ликвидировали. Могилу Гоголя вскрыли, останки перенесли на Новодевичье кладбище. Официальный акт экспертизы, составленный сотрудниками НКВД, оспаривает воспоминания участника и свидетеля эксгумации писателя Владимира Лидина. Согласно одним его воспоминаниям, опубликованным посмертно в 1991 году в «Российском архиве», в могиле Гоголя отсутствовал череп писателя. Согласно другим, передаваемым устно студентами Литинститута в бытность Лидина там профессором, череп Гоголя был повернут набок.

Обе версии породили множество легенд, в том числе о захоронении Гоголя в состоянии летаргического сна и похищении черепа Гоголя для коллекции известного московского собирателя театральной старины Бахрушина. Такой же противоречивый характер носят и многочисленные воспоминания об осквернении гоголевской могилы советскими писателями (и самим Лидиным) при эксгумации.

Укрой меня своей чугунной шинелью

В 1952 году на могиле вместо Голгофы установили бюст Гоголя, на постаменте было написано: «Великому русскому художнику слова Николаю Васильевичу Гоголю от правительства Советского Союза». Голгофа за ненадобностью какое-то время находилась в мастерских Новодевичьего кладбища, где ее с уже соскобленной надписью обнаружила Елена Булгакова, подыскивавшая подходящее надгробие для могилы покойного мужа. Елена выкупила надгробие и установила над могилой Михаила Булгакова. Таким образом исполнилась мечта писателя: «Учитель, укрой меня своей чугунной шинелью».

К 200-летию со дня рождения Николая Гоголя могиле придали почти первоначальный вид: бронзовый крест на черном камне.