Летопись

Генри Холидей. Данте и Беатриче (1883)

Дважды поговорив с поэтом Данте, Беатриче вышла замуж за банкира и почти сразу умерла при родах. Зато образ ее продолжал веками влиять на европейскую поэзию.

Девятого июня скончалась Беатриче (апрель 1266/1267 — 9 июня 1290) — платоническая, первая, единственная любовь и муза Данте. Пару раз поговорив с поэтом, Беатриче вышла замуж за банкира и умерла при родах, но ее образ, все более и более одухотворяемый, продолжал оказывать влияние на европейскую поэзию долгие века.

О реальной Беатриче известно очень мало. Имя это было довольно популярным в Италии, явные христианские коннотации («беата» — блаженная) сильно пригодились Данте Алигьери при создании «Божественной комедии». Надо заметить, что веком раньше Данте один провансальский трубадур Раймбаут де Вакейрас уже воспевал одну даму по имени Беатриса: посвященное ей стихотворение Kalenda maia начинается со слов Tant gent comensa — и с созвучной строки Tanto gentile e tanto onesta начинает Данте сонет, посвященный своей музе.

По поводу идентификации Беатриче идут дискуссии. Согласно самой популярной на сегодня версии, это Биче ди Фолько Портинари, дочь уважаемого флорентийского банкира Фолько ди Портинари. Версия идет от Боккаччо, чья мачеха приходилась Биче-Беатриче троюродной сестрой. Считается, что хотя Боккаччо и присочинил к биографии Данте кое-какие подробности, сведения о Биче заслуживают доверия. Беатриче вышла замуж за банкира Симоне деи Барди в 15 и умерла при родах в 24 года.

По заверениям Алигьери, он разговаривал с Беатриче только два раза в жизни. Впервые — когда Данте было девять, а Беатриче на год меньше, на майском празднике во Флоренции, в ее доме, где Данте с отцом были в гостях. Об этом Алигьери пишет в своем первом произведении La Vita nuova («Новая жизнь»). Второй раз — спустя девять лет после первого: вся в белом Беатриче шла по улице в сопровождении двух пожилых женщин, поздоровалась с Данте, после чего он вернулся к себе, лег спать и увидел мистический сон, который стал темой первого сонета «Новой жизни». В этом сне Данте явилась могучая фигура, молвившая ни много ни мало: «Ego Dominus tuus» («Я — Господь твой»), — в руках явившегося была спящая Беатриче, накрытая красным. Господь разбудил девушку и заставил ее съесть горящее сердце поэта.


По заверениям Алигьери, он разговаривал с Беатриче только два раза в жизни


А больше они никогда не разговаривали, несмотря на то, что вращались в одном обществе. Не желая выдать своих чувств, Данте ухаживал за другими дамами, чем однажды даже вызвал осуждение Беатриче. Алигьери описывает, как встретил возлюбленную на чужой свадьбе, как за несколько лет до смерти Беатриче ему было соответствующее видение. Когда Беатриче умерла, Данте был безутешен.

Боккаччо в своем биографическом сочинении о старшем современнике пишет: «Ее смерть повергла Данте в такое горе, в такое сокрушение, в такие слезы, что многие из его наиболее близких родственников и друзей боялись, что дело может кончиться только смертью. И думали, что последует она в скором времени, ибо видели, что он не поддается никакому сочувствию, никаким утешениям. Дни были подобны ночам и ночи — дням. Из них ни одна не проходила без стонов, без воздыханий, без обильных слез. Глаза его казались двумя обильнейшими источниками настолько, что многие дивились, откуда берется у него столько влаги, чтобы питать слезы… Плач и горе, ощущаемые им в сердце, а также пренебрежение всякими заботами о себе сообщили ему вид почти дикого человека. Он стал худ, оброс бородою и перестал совсем быть похожим на прежнего. Поэтому не только друзья, но всякий, кто его видел, взирая на его наружность, проникались жалостью, хотя, пока длилась эта жизнь, полная слез, он показывался мало кому, кроме друзей».

В отчаянии Данте принялся изучать философию, кризис завершился созданием той самой «Новой жизни». На страницах «Пира», следующего произведения, Данте говорит, что обратился к разысканию истины, которую «как бы в сновидении» он прозревал в «Новой жизни».


Господь разбудил девушку и заставил ее съесть горящее сердце поэта


Через два года после смерти возлюбленной Данте женился на Джемме из аристократического рода Донати. Это был один из принятых в то время браков по политическому расчету. Донна Джемма родила Данте троих детей, но слагать стихи он продолжал для Беатриче.  И когда во славу Беатриче создавал свою «Комедию», жену не упомянул ни единым словом.

В числе юношеских стихотворений Данте есть сонет, выражающий реальное, игривое, далекое от всякой трансцендентности чувство к Беатриче, которую Данте зовет Биче и монной (титул замужней женщины), упоминая также двух других красавиц, которыми увлекались и которых воспевали друзья Данте. Однако после смерти Беатриче Данте уже в «Новой жизни» (а большинство стихов в ней — о Беатриче) именует возлюбленную «благословенной» и «добрейшей», пишет о «жалости», «скорбном облике», «муках» и «рыданиях». Плотские мотивы улетучиваются, любовь делается все более таинственной. Беатриче теперь не в обществе веселых поэтов (как в раннем сонете), все более и более одухотворяемая, она становится призраком, «молодой сестрой ангелов». Нить действительности начинает теряться в мире вещих видений, таинственных соответствий чисел «три» и «девять». В годовщину смерти Беатриче поэт сидит и рисует на дощечке: выходит фигура ангела.

О чем-то, что, наверное, вдали
Оставили, — ведь из чужой земли
Вы, судя по усталости, бредете,

Уж вы не потому ли слез не льете,
Что в город скорбный по пути зашли
И слышать о несчастье не могли?
Но верю сердцу — вы в слезах уйдете.

Услышанное при желанье вами
Едва ли вас оставит в безразличье
К тому, что этот город перенес.

Он без своей остался Беатриче,
И если рассказать о ней словами,
То сил не хватит выслушать без слез.

Данте. Паломники, бредущие в заботе. Перевод Е. Солоновича.

«Новая жизнь» кончается обещанием поэта самому себе не говорить более о Беатриче, пока он не в состоянии будет сделать это достойным образом. «Для этого я тружусь, насколько могу, — про то она знает; и если Господь продлит мне жизнь, я надеюсь сказать о ней, чего еще не было сказано ни об одной женщине, а затем да сподобит меня Бог увидеть ту, преславную, которая ныне созерцает лик Благословенного от века».


Донна Джемма родила Данте троих детей, но слагать стихи он продолжал для Беатриче


И он сказал — в «Божественной комедии». Беатриче там выступает в качестве проводника, перенимая эстафету у Вергилия (латинский поэт-язычник и не может войти в рай), в качестве спасителя, воплощения божественной любви. В начале поэмы Данте соглашается следовать за встретившимся ему Вергилием только после того, как тот сообщает, что послала его Беатриче. Если в «Новой жизни» Беатриче — еще реальный, пусть и не имеющий никаких недостатков человек, то в «Комедии» она уже прошла стадию «обожествления» и окончательно превратилась в ангельское существо.

В конце «Чистилища» Данте вступает в Земной рай, и навстречу ему движется торжественная триумфальная процессия. Данте видит дивную колесницу, в которой Беатриче в зеленом платье и плаще огненного цвета. Она обращается к ангелам и рассказывает Данте историю его заблуждений, особенно напирая на его необычайные природные дарования, пользуясь коими поэт мог бы «во всякой добродетели достигнуть совершенства», но «необработанная почва тем обильнее производит дурные и дикие растения, чем плодороднее». В общем, Беатриче стала олицетворением совести.

И Беатриче, скорбью повита,
Внимала им, подобная в печали,
Быть может, лишь Марии у креста.

Когда же те простор для речи дали,
Сказала, вспыхнув, как огонь во тьме,
И встав, и так слова ее звучали (…)

И, двинувшись в предшествии седмицы,
Мне, женщине и мудрецу — за ней
Идти велела манием десницы.

И ранее, чем на стезе своей
Она десятый шаг свой опустила,
Мне хлынул в очи свет ее очей.

Данте уносится по воздуху вслед за Беатриче. Переходя от одной планеты к другой, он не чувствует перехода, так этот переход легок, и узнает о нем каждый раз только потому, что красота Беатриче становится все лучезарнее по мере приближения к источнику вечной благодати. Когда они поднимаются на вершину лестницы, по указанию Беатриче Данте смотрит вниз, на Землю, и она кажется ему такой жалкой, что он улыбается. Затем поэт со своей музой оказываются в сфере неподвижных звезд. Тут Данте впервые видит улыбку Беатриче и теперь способен вынести ее блеск — вынести, но не выразить словами. Беатриче, на миг исчезнувшая, появляется в самом верху, на престоле, «венчая себя короной из вечных лучей, из нее самой исходящих».


Красота Беатриче становится все лучезарнее по мере приближения к источнику вечной благодати


Влияние Данте на мировую литературу огромно. Считается, что его автобиография «Новая жизнь» знаменует новый этап в развитии жанра после «Исповеди» (аж V века) Августина Блаженного. Куртуазная любовь Данте к Беатриче повлияла на словесное оформление страсти Бокаччо к Фьямметте и Петрарки к Лауре. Созданная во славу Беатриче «Комедия» и вовсе признана энциклопедией средневековой жизни и величайшим памятником мировой литературы.

Беатриче была популярна у художников-прерафаэлитов, в особенности ее любил скандальный живописец и поэт Данте Габриэль Россети после смерти жены Элизабет Сиддал: англичанин чуть ли не идентифицировал себя со знаменитым средневековым тезкой. А также:

— Шарль Бодлер, «Цветы зла» — «Беатриче».
— Константин Бальмонт, стихотворение «Беатриче».
— Николай Гумилев написал о несчастных любовях обоих Данте стихотворение «Музы, рыдать перестаньте» (цикл «Беатриче»). Также Беатриче упоминается в его новелле «Радости земной любви».
— Валерий Брюсов, «Больше никогда».
— Дмитрий Мережковский, «Ищи во мне не радости мгновенной»
— Ольга Берггольц, «Беатриче».
— Бертольт Брехт, «О стихах Данте, посвященных Беатриче».
— Давид Самойлов, «Беатриче».

По-прежнему над мрамором гробницы,
Где та лежит, которой не сумел
Он овладеть, хотя весьма хотел,
Витает лик пленительной девицы.

Он повелел не забывать о ней,
Воспев ее терцинами такими,
Что всем пришлось запомнить это имя,
Прожившее в стихах до наших дней.

Безнравственности положил начало
Он, певший то, чего не испытал,
А только мимоходом увидал.

С тех пор, как эта песня прозвучала,
Томит мужчин случайный облик тот,
Который им на улице мелькнет.

Бертольт Брехт. О стихах Данте, посвященных Беатриче.

Айседора Дункан в книге «Моя жизнь» так характеризует своего современника, поэта и драматурга Габриэля д’Аннунцио: «Когда д’Аннунцио любит женщину, он поднимает ее дух до божественных высот, где витает Беатриче. Он превращает каждую женщину в часть божественной сущности и уносит ее ввысь, пока она не проникается верой, что находится с Беатриче, о которой Данте спел свои бессмертные строфы».

И совсем уж мелочь, но приятно: в честь Беатриче в 1865 году был назван астероид.

Текст: Аня Колесникова


Будем на связи в TelegramInstagram и Twitter


Читайте также:

Над небом голубым: родился автор «Рая»


По вопросам рекламы и сотрудничества пишите на info@literaturno.com